Дмитрий Воронков: «Януковича вообще могут просто оправдать»

Информационно-психологическое воздействие: определение и место среди сходных практик

         

25.04.2017

 В настоящее время информационно-психологическое влияние составляет основу эффективности многих видов деятельности, предполагающих взаимодействие субъекта с другими людьми: педагогическая деятельность, менеджмент, политическая деятельность, пропаганда, реклама, маркетинг, торговля, деятельность правоохранительных органов, PR, шоу-бизнес, сервисная деятельность и т.д.

Но оно может играть и негативную роль. Информационно-психологическое влияние является основным оружием информационно-психологических войн и операций и наносит серьёзный ущерб объекту, на который оно направлено. Поэтому влияние является предметом пристального внимания как специалистов в области информационно-психологических операций (войн), так и тех, кто призван обеспечивать информационно-психологическую безопасность личности, общества и государства.

Само понятие “информационно-психологическое воздействие” уже является общепринятым. Но практиками и учеными, работающими в этой области, используется множество других понятий, пересекающихся, частично совпадающих, или связанных иным образом с этим явлением. К такими понятиям можно отнести: “психологическое влияние”, “социальное влияние”, “социально-психологическое воздействие/влияние”, “коммуникативное влияние/воздействие”, “информационное (информационно-психологическое) влияние/воздействие”, “манипулятивное влияние”, “манипулирование”, “манипулирование сознанием”, “скрытое управление” и др.. Дальнейшие исследования информационно-психологического влияния, обобщение опыта накопленного в различных отраслях науки и практической деятельности, разработка средств противодействия деструктивному влиянию требуют уточнения определения понятия информационно-психологического влияния и его соотношения  с близкими терминами. Цель статьи – уточнить определение понятия информационно-психологического влияния и его связь с другими, близкими по значению понятиями.

Более общим, родовым по отношению к понятию информационно-психологического влияния является понятие «психологическое влияние». Поэтому принципиально важно анализ начать именно с него. В словаре под редакцией А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского, изданном почти двадцать лет назад, влияние определяется как “процесс и результат изменения индивидом поведения другого человека, его установок, намерений, представлений, оценок и т.п. в ходе взаимодействия с ним” [1, С. 53]. Это же определение практически повторили авторы и составители ряда психологических словарей, которые были изданы позже [2, С. 22; 3, С.70; 4, С. 22; 5, С. 65; 6, С. 74]. При анализе этого определения, прежде всего, возникает вопрос о целесообразности определения влияния как определенного процесса и результата этого (или некоего другого?) процесса. Более того, в указанных статьях психологических словарей авторы рассматривают влияние исключительно как процесс: выделяют его механизмы, направленность. Различают процессуальные разновидности, например, “прямое воздействие, когда субъект открыто предъявляет объекту воздействия свои притязания и требования, и косвенное влияние, непосредственно направленное не на объект, а на окружающую его среду” [1, С. 53]. О психологическом влиянии как результате, т.е. как об определенном состоянии измененных поведения, установок, оценок речи не идет.

Влияние как результат могло быть включено в психологические словари ввиду наличия второго значения как языковой нормы. Например, в “Словаре русского языка” С. И. Ожегова зафиксировано два значения слова “влияние”: “1. Действие, оказываемое кем-чем-н. на кого-чего-н., воздействие. 2. Авторитет, власть. Человек с большим влиянием” [7, С. 90]. Такая многозначность в языке естественна. Но она представляется недопустимой в научном терминологическом аппарате. Поэтому представляется целесообразным определять влияние только как процесс. Собственно большинство современных исследователей влияния рассматривают это явление именно как процесс [8, 9, 10, 11].

Следующий вопрос, требующий уточнения, состоит в соотношении, обоснованности различения понятий влияния и воздействия. Опять же в словаре под редакцией А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского дано следующее определение: “Воздействие (в психологии) – целенаправленный перенос движения и информации от одного участника взаимодействия к другому” [1, С. 58]. Это же определение продублировано как минимум в двух других более современных словарях  — С.Ю. Головина [3] и В.Б. Шапаря [5]. Причем последний, переводя термин “воздействие” на украинский язык вынужден был использовать словосочетание “дієвий вплив”. В то же время вторая часть рассматриваемого определения: “воздействие – целенаправленный перенос … информации от одного участника к другому” практически совпадает по смыслу с определением влияния, поскольку в частности именно в результате переноса (передачи, перемещения) информации и происходит изменение поведения другого человека его установок, оценок и т.д.

Но какое же движение имеется ввиду в данном определении воздействия? Ясно, что физическое движение, например удар боксера, находится за рамками предмета психологии. Философская категория движения в применении к психическим явлениям в психологии также не используется. Если где и рассматривается движение, то при анализе невербальных проявлений – движений мышц лица, жестов и т.д.. Но это слишком узкая область явлений, чтобы быть включенной в определение воздействия. Как видим, данное определение не может быть принято уже хотя бы потому, что вызывает слишком большое количество вопросов.

Очевидно ввиду спорности рассмотренного определения воздействия, в некоторые психологические словари это понятие не включено [4]. А в “Большом психологическом словаре” под редакцией Б.Г. Мещерякова и В.П.Зинченко [12] нет ни понятия влияния, ни воздействия. В то же время внушение они определяют как “вид целенаправленного коммуникативного влияния”, а внушаемость у них это “индивидуальная некритическая податливость, готовность подчиняться внушающим воздействиям (выделено мной – А.П.) ” [12, С. 78].

В этой ситуации шагом вперед является определение, которое дано  М.Ю. Кондратьевым и В.А. Ильиным в их справочно-энциклопедическом издании: “Воздействие – осознанный и целенаправленный процесс, суть которого заключается в оказании влияния одного из участников совместной деятельности и общения на другого” [13, С. 78].  Теперь нужно учесть, что все авторы словарей, приводя определение психологического влияния, различают направленное и ненаправленное влияние. В первом случае субъект четко осознает цель своего влияния на личность другого человека, выступающего объектом влияния. При ненаправленном влиянии его субъект не только не ставит перед собой цели каким-либо образом изменять поведение установки, ценности объекта, но может вообще и не подозревать, что оказывает какое-либо влияние на другого. При сравнении приведенного определения воздействия и представлений о направленном влиянии обнаруживается их смысловое совпадение. Т.е. можно утверждать, что психологическое воздействие – это направленное (целенаправленное) влияние. Воздействие – это разновидность влияния, выделяемая по признаку наличия целеполагания субъекта влияния.

Таким образом, представляется вполне оправданным рассматривать соотношение понятий «психологическое влияние» и «психологическое воздействие» как общего и частного, а именно: второе является разновидностью первого. С учетом этого на украинский язык воздействие правильнее было бы переводить не как “дієвий вплив”, а как “цілеспрямований вплив”.

В последнее время авторы некоторых работ, посвященных психологическому влиянию или воздействию, используют эти термины как синонимы. Примечательно, что и в словаре С.И. Ожегова заложена синонимичность слов “влияние” и “воздействие”. В выше приведенном толковании значения слова “влияние” присутствует “воздействие”. В то же время “воздействовать” здесь означает “оказав влияние добиться (-иваться) необходимого результата” [7, С. 96]. Однако нужно подчеркнуть, что такая взаимозаменяемость терминов возможна только с учетом контекста и выявленного нами соотношения. Т.е всякий раз, когда рассматривается влияние как технология, инструмент деятельности, целенаправленное действие вполне корректно употреблять термин “воздействие”.

Итак, основным критерием в определении понятия психологического влияния (воздействия) выступает результат этого процесса – изменение поведения, установок, намерений, оценок или, как пишет Т.С. Кабаченко, “психологических регуляторов конкретной активности человека” [14, С. 23]. Но такой результат может быть достигнут различными, в том числе и непсихологическими, средствами.  Например, изменение поведения человека, его активности может быть вызвано при помощи снотворного или физического насилия. Вопрос о том,  можно ли считать психологическим такое влияние, остается открытым. Е.В. Сидоренко, например, считает, что “психологическое влияние и противостояние влиянию должны совершаться с помощью исключительно психологических средств, в противном случае они перестают быть психологическими. Шахматный турнир перестает быть шахматным турниром, если соперник начинает использовать нож или брандспойт, хотя может остаться турниром. Аналогичным образом психологический «турнир» перестает быть психологическим, если в нем используются непсихологические средства взаимодействия” [11, С. 13]. В таком подходе идентифицирующими признаками явления выступают не только свойства результата, но и особенности средств достижения этого результата.

Тем не менее, непсихологические средства влияния на сознание человека широко использовались и используются в психологических войнах. Например, при помощи создания дефицита на продовольственные и промышленные товары первой необходимости во время так называемой перестройки в СССР формировалось чувство неуверенности в будущем, страх и как результат повышенная внушаемость людей. Е.В. Сидоренко также признает, что в реальной жизни для достижения психологических целей часто используются непсихологические средства, например материальные, физические, организационные и др. Это нашло свое отражение в появлении специальных дисциплин, таких как “Организационное поведение”, “Управление человеческими ресурсами”. В рамках этих дисциплин психологические результаты, например, увеличение мотивации труда, рекомендуется достигать совокупностью средств, среди которых присутствуют и непсихологические, например, изменение условий труда, материального стимулирования и т. п. Потребности практической деятельности, в том числе и в области обеспечения информационной безопасности общества, требуют рассмотрения совокупности средств достижения “психологических результатов” влияния на человека и общество. Но этот вопрос требует отдельного исследования.

Для нас важно, что по признаку используемых средств психологического воздействия мы можем выделять такой его вид как информационно—психологическое воздействие. Это такое психологическое воздействие, которое осуществляется посредством передачи (доведения, сообщения) объекту влияния определенной информации. В то же время “передача информации от одной системы к другой” называется коммуникацией [15, С. 286]. Исходя из этого, можно утверждать, что понятие “коммуникативное воздействие” совпадает с понятием “информационно-психологическое воздействие”.

Таблица 1. Виды психологического воздействия

 

По этому же признаку могут быть выделены и другие виды психологического воздействия (см. таблицу 1): психотронное (воздействие на психику с использованием генераторов высокочастотных колебаний), психофармакологическое (психологическое воздействие с использованием различных препаратов, например, так называемая “сыворотка правды”) и т.д. Различные комбинации этих видов психологического воздействия иногда могут иметь самостоятельное название. Примером, может быть понятие социального влияния [15]. Оно объединяет в себе принуждающее влияние (основанное на угрозе наказания за отказ подчиниться), вознаграждающее (средство влияния — вознаграждение), легитимное (осуществляется с использованием нормотворчества, законов), информационно-психологическое, экспертное и др.. Впрочем, стройной, непротиворечивой классификации видов влияния пока не создано, вероятно, поэтому понятие “социальное влияние (или социально-психологическое влияние) ” иногда употребляется как синоним психологическому влиянию [24], что представляется не совсем корректным.

Важным критерием видов психологического воздействия является открытость этого процесса для объекта. По этому критерию выделяют открытое воздействие, когда объект вполне осознает цели воздействия, средства, которые использует субъект, особенности процесса влияния,  а также скрытое воздействие (или манипуляцию), когда ни один из перечисленных аспектов объектом не осознается. Могут вводиться и другие дополнительные признаки манипуляции, но основным признаком остается именно скрытость. Например, Е.Л. Доценко дает следующее определение манипуляции: “Манипуляция – вид психологического воздействия, искусное исполнение которого ведет к скрытому возбуждению у другого человека намерений, не совпадающих с его актуально существующими желаниями” [16, С. 59].

По количественному показателю объекта психологического воздействия можно выделить индивидуальное, групповое, организационное и массовое воздействие. Термин «манипуляция сознанием» уже традиционно используется в значении массовой манипуляции [17].

И, наконец, самый сложный критерий выделения видов психологического воздействия – отношение его содержания к актуальным потребностям, целям и задачам объекта. С этой точки зрения воздействие может быть конструктивным, т.е. способствующим удовлетворению потребностей и достижению целей объекта, и деструктивным, препятствующим объекту в достижению его целей и решении актуальных задач.

Если говорить об обществе как об объекте воздействия, то для выявления характера любого влияния важно наличие четко определенных, легитимных целей и задач. Соотношение любого акта влияния с этими целями позволит определить степень конструктивности или деструктивности воздействия. Например, если принять, что актуальной задачей является экономическое развитие государства, то некоторые акты информационно-психологического воздействия органов государственной власти и отдельных государственных деятелей на общество могут быть оценены как деструктивные, поскольку приводят к расколу общества, провоцируют сепаратизм и т.д. В целом же разработка методики оценки деструктивности массового влияния является актуальной научной и практической проблемой.

Безусловно, предложенная классификация видов психологического воздействия не является исчерпывающей. По отношению к этическим нормам, принятым в социуме Е.В. Сидоренко [11], например, различает цивилизованное и варварское психологическое влияние. По степени осознанности субъектом влияния своих действий можно выделять осознанное и неосознанное влияние. Однако эти виды наиболее характерны для межличностного влияния. Нас же в большей степени массовое информационно-психологическое воздействие.

Особо необходимо остановиться на соотношении понятий “психологическое влияние” и “управление”. В последнее время ученые и практики слишком часто и неоправданно, неадекватно используют понятие “управление” в тех случаях, когда речь идет об изменении чего-либо. Управление эмоциями вместо эмоциональной саморегуляции, управление конфликтами вместо предупреждения или разрешения конфликтов (такое впечатление, что конфликты нужно специально организовывать, раз уж речь идет об управлении), управление мотивацией вместо повышения уровня мотивации. Это примеры из прикладных отраслей психологии. В других областях дело обстоит тоже не лучше. Например, специалисты в области PR уже почти единогласно определяют свою деятельность как управление [18], а потом обосновывают наличие в этом “управлении” психологической составляющей. Но если отбросить словесную шелуху, то не трудно заметить, что основное содержание деятельности “по связям с общественностью” состоит именно в оказании психологического воздействия на определенные, значимые для данной организации, группы людей с заданной целью. Достаточно сомнительными выглядят также понятия “управление безопасностью” (вместо обеспечения безопасности), “управление компетентностью” (вместо повышения компетентности), “управление профессиональной ориентацией” (вместо повышения эффективности профориентации), “управление стрессами” (вместо снижения уровня стресса), “управление трудовой адаптацией” (вместо создания условий успешной адаптации). При этом нужно подчеркнуть, что все эти понятия уже закреплены на уровне энциклопедического словаря [19]. Учитывая эту тенденцию, мы скоро можем столкнуться с тем, что технология строительства будет названа “управлением строительными материалами”, использование чайника соответственно – “управлением чайником” и т.д. Назрела необходимость четкого ограничения сферы употребления понятия “управление”. Если этого не сделать, оно утратить своё объяснительное значение.

Сейчас наметилась тенденция психологическое воздействие называть управлением, т.е. в определенном контексте отождествлять эти понятия. “Мы назовем “управлением” любое, вне зависимости от технологии и места реализации …воздействие человека “А” на человека “Б”… ” — пишет Г.С. Абрамова [20, С. 9]. В.П.Шейнов называет книгу “Скрытое управление людьми” [21]. Можно было бы предположить, что эта метафора использована с целью привлечения внимания покупателей, как это сделал В.В. Пономаренко [22]. Но, несмотря на то, что  Шейнов признает, что скрытое управление  — это манипуляция, в книге анализируются “психологические основы скрытого управления”, “технология скрытого управления” и т.д. Но особая путаница возникает в тех случаях, когда необходимо анализировать психологическое влияние в процессе управления. Возникает вопрос: зачем одно понятие (манипуляция) заменять другим (скрытое управление)?

В науке уже давно принят принцип, сформулированный философом XIV века Уильямом Оккамом: “Бесполезно делать посредством многого, то, что может быть сделано посредством меньшего. …Сущности не должны быть умножены без необходимости” [цит. по 23, С. 14]. А российский биолог Д.А.Жуков [23] подчеркивает, что все современные школы науковедения сходятся в одном: если нарушается принцип Оккама – это не наука. Ничем не оправданная замена известного понятия “психологическое воздействие” понятиями “управление”, “психологическое управление”, “скрытое управление” является нарушением принципа Оккама. Несмотря на то, что управление людьми включает в себя психологическое влияние, но не сводится к нему. Вопрос о соотношении и разграничении этих понятий требует отдельного рассмотрения. Но приведенного  аргумента достаточно, чтобы говорить о недопустимости отождествления психологического, в частности информационно-психологического, влияния и управление.

Выводы и перспективы дальнейших исследований. Таким образом, информационно-психологическое воздействие – это вид психологического влияния, осуществляемый посредством целенаправленного доведения объекту информации (коммуникации). Оно может осуществляться как открыто, так и в виде манирулирования, и носит конструктивный или деструктивный характер. Объектами информационно-психологического воздействия  могут быть индивид, группа, организация, общество. Раскрытие соотношения рассматриваемого понятия с другими, близкими по значению, позволяет адекватно обобщать современные достижения в этой области.

Потребности защиты от деструктивного информационно-психологического влияния требуют научной разработки методики оценки характера воздействия, классификации его видов, систематизации методов воздействия, технологии противодействия влиянию на уровне общества.

Потеряхин А.Л.

Список литературы

Психология. Словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. – 2 изд. испр. и доп. – М.: Политиздат, 1990. – 494 с.

Еникеев М.И. Кочетков О.Л. Общая социальная и юридическая психология. Краткий энциклопедический словарь. – М.: Юрид. лит., 1997. – 448 с.

Словарь практического психолога/ Сост. С. Ю. Головин – Минск: Харвест, 1997. – 800 с.

Еникеева М.И., Кочетков О.Л. Общая, социальная и юридическая психология. Краткий энциклопедический словарь. – М. Юрид. лит., 1997. – 448 с.

Шапар В.Б. Психологічний тлумачний словник. – Х.: Прапор, 2004. – 640 с.

Психологічна енциклопедія/ Автор-упорядник О.М. Степанов. – К.: «Академвидав», 2006. – 424 с.

Ожегов С.И. Словарь русского языка: 70000 слов / Под ред. Н.Ю. Шведовой. – М.: Рус. яз., 1989. – 924 с.

Шейнов В.П. Психологическое влияние. – 2-е изд. – Минск: Харвест. 2008. – 800 с.

Какбаченко Т.С. Методы психологического воздействия: Учебное пособие. – М.: Педагогическое общество России, 2000. – 544 с.

Янчук В.А. Введение в современную социальную психологию: учеб. пособие для вузов. – Мн.: АСАР, 2005. – 768 с.

Сидоренко Е.В. Тренинг влияния и противостояния влиянию. – СПб.: Речь, 2001. – 256 с.

Большой психологический словарь / Сост. и общ. ред. Б. Мещеряков, В. Зинченко. – СПб: прайм-ЕВРОЗНАК, 2003. – 672 с.

Кондратьев М.Ю., Ильин В.А. Азбука социального психолога-практика. – М.: ПЕР СЭ, 2007. – 464 с.

Кабаченко Т.С. Методы психологического воздействия: Учебное пособие. – М.: Педагогическое общество России, 2000. – 544 с.

Энциклопедический социологический словарь/ Под ред. Академика РАН Осипова Г.В. – М.: Институт социально-политических исследований РАН, 1995. – 939 с.

Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. – М.: ЧеРо, Издательство МГУ, 1997. – 344 с.

Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. – К.: Оріяни, 2000. – 448 с.

Богданов Е.Н. Зазыкин В.Г. Психологические основы «Паблик рилейшнз». 2-е изд. – СПб.: Питер, 2003. – 208 с.

Управление персоналом: Энциклопедический словарь/ Под ред. А.Я. Кибанова. – М.: ИНФРА-М, 1998. – 453 с.

Абрамова Г.С. Психологические механизмы управления, и о том, как их использовать. – М.: Известия, 2002. – 312 с.

Шейнов В.П. Скрытое управление человеком (Психология манипулирования). – Мн.: Харвест, М.: АСТ, 2000. – 848 с.

Пономаренко В.В. Технологии скрытого управления людьми. – М.: АСТ; Олимп, 2008. – 506 с.

Жуков Д.А. Биология поведения: гуморальные механизмы. – СПб.: Речь, 2007. – 443 с.

Москаленко В.В.Психологія соціального впливу. Навч. пос. – К.: Центр учбової літератури, 2007. – 448 с.

 

Теги:

 

Комментарии

Имя: 
27 + 30 = ?
Оставить комментарий: 
Відмінити
  Первый Российский Анонимный Народный Кандидат начинает свою работу